Я сама коренная москвичка, и пришлось мне около двух лет по работе пожить на Украине

Я сама коренная москвичка, и пришлось мне около двух лет по работе пожить на Украине.

В небольшом городе, в ста километрах от Киева. Опять же по работе да и по дружбе, иногда я навещала своих знакомых в селе. Обычном украинском селе. Семья состояла из старенькой матери, которая не очень хорошо говорила на русском, ее дочери (лет на пять старше меня) и пятилетней девчушки Иришки. Ребенок весьма сообразительный, и спустя всего пару месяцев общения со мной, она уже вполне изъяснялась на понятном мне языке, украинский я так толком и не знаю, только в общих чертах.

В один из моих очередных визитов, после вручения подарков Иришке, и плотного ужина, за руль мне не хотелось, и меня я оставили ночевать. Дом был поделен на гостиную (где мне и постелили), из которой было три двери – на кухню, в спальню и комнату маленькой Иришки. Часа в два ночи, когда свет был уже потушен и все мирно спали, к моей кровати подошла Иришка и сказала, что «тетя опять просит выйти на улицу». Я сначала ничего не поняла, какая тетя, на какую улицу? Подхватила Иришку на руки, отнесла в ее комнату и уложила на кровать. Девочка спать не хотела и косилась на окошко у изголовья кровати. Я решила выяснить, что за кошмар такой приснился девочке, а дальше, чем больше Иришка говорила, тем сильнее у меня дыбом вставали волосы на голове. Иришка рассказала, что очень часто по ночам она не может уснуть, потому что за окном стоит тетя, и просит ее, Иришку, выйти из дома.

Тетя очень похожа на маму, но Иришка знает, что это не мама. У тети слишком зеленые глаза и она лысая. То есть волосы она на голове делает, светлые как у мамы, но на самом деле она лысая и ходит она не так как мама. Я пыталась объяснить ребенку, что это сон, просто нехороший, но Иришка была непреклонна. Она хорошо отличала сон от бодрствования и слишком уж подробно могла описать эту тетю, а так же хорошо помнила каждую ночь, когда тетя приходила, хотя как раз сны за давностью времени имеют свойство тускнуть и забываться.

Загрузка...

Я накрыла Иришку и легла рядом. До утра мне уснуть не удалось, а в сторону окна я и голову повернуть не могла. Утром, я спросила у Иришкиной мамы, нормально ли ребенок спит по ночам, та ответила, что в основном нормально, но иногда порывается выйти из дома среди ночи, поэтому стали запирать дверь изнутри не только на щеколду, но и на ключ на ночь. Про тетю с зелеными глазами я рассказывать не стала. Как показывает мой опыт, такие вещи лучше на Украине не обсуждать.
Я знаю, что у детей богатая фантазия и мир у них красочней и местами не похож на мир взрослых, но в ту ночь у меня совсем не было ощущения, будто маленький ребенок рассказывает мне свои фантазии. Иришка просто рассказывала мне то, что видит.